Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Коза кричала нечеловеческим голосом



«В пять часов утра как всегда пробило подъем – молотком об рельс у штабного барака...»

Так начинает Александр Солженицын свой «Один день Ивана Денисовича». Лагерная тематика проходит лейтмотивом через все творчество нобелевского лауреата 1970 года. А уж этот рассказ некоторыми литературоведами записан в число десяти произведений, изменивших мир. Солженицевская правда видна и в некоторых его мыслях, дошедших до нас через интервью и воспоминания людей, знакомых с Солженицыным. На меня они производят впечатление козьего крика, и никак не походят на рассуждения человека, который называл себя патриотом своей страны.

В качестве примеров, приведу вам высказывания писателя, имевшие место в эмигрантский период и уже в тот момент, когда мы о нем узнали «правду» и начали воспринимать его не иначе, как «соль земли русской»:

"Я изучил всю историю островов с XII века. Не наши это, Борис Николаевич, острова. Нужно отдать". – Из разговора с Борисом Ельциным о судьбе курильских островов. Что ж, многое можно Борису Ельцину вменить , но земли он не разбазаривал

Говоря в 1975-м году о результатах Великой Отечественной войны, Солженицын заметил следующее: «если бы пришельцы не были так безнадежно тупы и чванны, вряд ли нам пришлось праздновать двадцатипятилетие российского коммунизма» и там же добавляет «для народа ничего трагического не произошло бы...Поменяли бы усы, на усики всего-навсего».

Кроме этого , на этапе своей эмигрантской деятельности Солженицын выступал, как разжигатель войны, критикуя американское правительство за медлительность в борьбе против коммунизма. «И это при наличии атомной бомбы» - сетовал он.

В его биографии отчетливо видится одна историческая несправедливость. Это присуждение, а после и получение нобелевской премии. Если с присуждением премии нам все ясно – нобелевский комитет в эпоху холодной войны готов был наградить всякого демида, который примерит на себя роль жертвы коммунистического режима. То вопрос, почему ему позволили забрать награду и выпустили из страны человека, которого можно подозревать в предательстве Родины и связях с ЦРУ, -- является вопросом, на который сложно дать однозначный ответ. Решение принимал Юрий Владимирович Андропов и не до конца понятно, чем он руководствовался, давая распоряжение выпустить Солженицына из страны, тогда как вопрос можно было легко закрыть по «пастернаковскому» сценарию. Был и другой сценарий, предложенный Николаем Анисимовичем Щелоковым - министром внутренних дел СССР и человеком близким Брежневу:

Из записки Николая Щелокова к Леониду Брежневу от 7 октября 1971 г.: «В истории с Солженицыным мы повторяем те же самые грубейшие ошибки, которые допустили с Борисом Пастернаком... не следует препятствовать ему выехать за границу для получения Нобелевской премии. Ни в коем случае не стоит ставить вопрос о лишении его гражданства. Солженицыну нужно срочно дать квартиру, прописать. Проявить к нему внимание. С ним должен поговорить кто-то из видных руководящих работников, чтобы снять у него весь тот горький осадок, который не могла не оставить организованная против него травля. Бороться за Солженицына, а не против Солженицына.

Согласитесь, в этом что-то есть. Если коза недовольна и кричит во весь голос, вероятнее всего она просто голодна. И руководство СССР должно было предвидеть то, что именно удовлетворение потребностей Солженицына в совокупности с утешением его тщеславия позволят выйти из этой ситуации с минимальными потерями для страны.

Но Андропов выбрал другой сценарий.

В результате, 13 февраля 1974-го года решением Андропова Солженицына лишают советского гражданства и высылают из страны. Писатель получает нобелевскую премию, дожидавшуюся его четыре года и продолжает заниматься антисоветской деятельностью. Лучшей раскрутки придумать трудно, Голливуд отдыхал , мы сделали всё сами.

Набоков на вопросы о лауреате-соотечественнике, неизменно уклоняясь от прямых оценок солженицыных опусов, сетовал на большое количество орфографических ошибок в письме полученном от Солженицына. На письмо Набоков не ответил.
А вот интересное мнение одного американского дипломата о нобелевском лауреате:

"Солженицын создавал трудности для всех, имевших с ним дело... Первые варианты его рукописей были объемистой, многоречивой сырой массой, которую нужно было организовывать в понятное целое... они изобиловали вульгаризмами и непонятными местами. Их нужно было редактировать. Редакторы и вдохновители нашлись, ибо по всем параметрам Солженицын подходил для схемы создания "писателя" в рамках подрывной работы против СССР. "Операция Солженицын" ЦРУ строилась на полном отрицании советского строя, того, что дорого всем советским людям".— это слова Дж. Бима, работавшего послом США в России в 60-е – 70-е годы.

Что же... Если поверить в эти слова, можно смело ставить клеймо «предатель».

Может это и так, а может Солженицын и не занимался всю жизнь тем, чтобы выгоднее себя продать. И действительно надо было Ленинград переименовать в Неваград, как он предлагал?) Может он на самом деле «соль и правда земли русской»? Если да, то почему практически всякое его высказывание ассоциируется у меня с козиным блеянием?

А жить то нужно было не по лжи как знает теперь солженицын. От нас добавлю : Особенно в России


ОБИДА

..................
Каждому русскому слову писатели земли нашей, музыканты опять же, художники и прочие творческие люди ищут образ, совпадающий полностью или почти, тут уж зависит от величины таланта. 
Слово ОБИДА на мой взгляд лучше всех раскрыл Шолохов Михаил в рассказе, который и назвал соответствующе: http://lib.ru/PROZA/SHOLOHOW/obida.txt

Времена сейчас несколько иные, вроде как и помягче. Хотя с другой стороны, понимающие время наше соотносят его аж с тютчевским "Блажен, кто посетил сей мир В его минуты роковые!". Рим времени упадка... варвары...Брр. Но не об этом речь. А о чувстве, которое испытывает постсоветская элита России к элите Запада, прежде всего пардон к европейской.

Европе здорово повезло, что у первых наших лиц это чувство не вылилось в шолоховскую ОБИДУ. И причина тут даже не в простом, но отчасти верном "на обиженных воду возят" - не та формация. А ежели интересно моё мнение, то дело тут и в неанглосакском=мстительном менталитете, и в прочновпаянном в сознание гениальном лозунге "МИРУ - МИР", да ещё в книжках которые в детстве читали, фильмы опять же доперестроечные... Но не об этом речь. Как дальше сосуществовать/дело делать?? Кидок то был... Вот тут об этом впервые на кинокамеру 45 секунд...авторитетнее, из уст того кому приходится после старших товарищей разруливать :

Wie geht es weiter zu existieren? Wie Geschäft zu tun?
Comment continuer à exister? Comment faire des affaires?
How to continue to exist? How to do business?
Гуглпереводчику спасибо, ...

ДОКТОР МЕРТВАГО - премия Нобеля от ЦРУ

паст.jpg

Начало темы ДОКТОР МЕРТВАГО
http://to3men.livejournal.com/24859.html

Иван Толстой в своей книге "Отмытый роман Пастернака" высказывает предположение, что, когда бы не расторопность ЦРУ в организации издания доктора Живаго на русском языке, а существование напечатанной книги на языке автора это была сложившаяся за 58 лет присуждения премии традиция (не непременное условия присуждения премии, но безусловная традиция), то премия Нобеля не была бы вручена Борис Леонидычу. Эту спецоперацию (https://regnum.ru/news/polit/1788060.html) ЦРУ юмористически можно было бы назвать "Бориску - на царство!" ). Печать обошлась в 10 тысяч долл. и, напечатанная в одном из европейских издательств, книга о докторе Живаго (на требуемом русском языке) увидела свет в августе 1958 года , а уже в ноябре 58-ого Пастернаку присудили нобелевку. По литературе. Эта догадка Толстого позднее подтвердилась, когда Вашингтон Пост опубликовал секретные материалы ЦРУ касающиеся это дела.

При чем ни о какой связи Пастернака с ЦРУ и речи быть не может. Cтавший невольный помощником США в деле анти-коммунистической пропаганды, направленной против СССР, сам Пастернак всего лишь страстно хотел публикации своего любимого детища, своего романа. Холодная война. Пропаганда. Америка хочет показать что и после смерти Сталина ничего не изменилось и в СССР по прежнему тоталитарный режим и вот мол мы американцы должны и делаем все возможное дабы помочь великому русскому писателю опубликовать свой шедевр запрещенный в СССР на русском языке дабы его могли прочесть его соотечественники.

Замечательно, что одна ложь, помноженная на другую ложь, дала в итоге правду. Под правдой я имею ввиду реальный всплеск (после вручения Борису Пастернаку премии) интереса в западном мире к русской литературе в целом. На западе стали издаваться собрания сочинений Мандельштама, Гумилева и еще многих других опальных в СССР авторов, что само по себе было, конечно, замечательно. Под первой ложью имею ввиду пропагандистский посыл ЦРУ : мол СССР тоталитарный ад, где лишь казнят неугодных власти и запрещено всякое изъявление свободной мысли вообще (а в частности запрещен к печати прекрасный роман великого писателя), под второй ложью - сам факт присуждения премии, ибо доктор Мертваго безусловно не был достоин нобелевки как откровенно слабый роман с любой точки зрения.

Ну что ж, рассудили в ЦРУ, помогли с нобелевкой Борис Леонидычу - беремся подсобить и Солжуницыну )...

ДОКТОР МЕРТВАГО

Снимок экрана 2016-07-31 в 16.17.41.png

«Ты пишешь о „Докторе Живаго". На мой вкус это – неуклюжая и глупая книга, мелодраматическая дрянь, фальшивая исторически, психологически и мистически, полная пошлейших приемчиков (совпадения, встречи, одинаковые ладонки)."
Так отзывается о романе Б.Пастернака в одном из своих писем В. Набоков. Ему же принадлежит и каламбурная переделка названия романа в доктор Мертваго . Ну что ж , остроумно ) . "Плохой провинциальный роман ... нарочито церковно-лубочный-блинный дух..." Такие эпитеты Набокова о романе мы находим в его переписке с Глебом Струве. Следующая цитата тоже из переписки со Струве: " Я не могу понять, как Вы с Вашим вкусом и опытом могли быть увлечены мутным советофильским потоком, несущим трупнаго, бездарнаго, фальшиваго и совершенно антилиберального Доктора Живаго."

Впрочем, не только к этому скучнейшему роману был беспощаден В.Н. Великий русский писатель и блестящий писатель американский, Набоков считал и пастернаковские переводы Шекспира "невероятно вздорными". Что ж, примеры, которые приводит Набоков, виртуозно владевший английским (единственный в мире писатель признанный лучшим по стилю и в русской и в англоязычной литературере), разбирая и сравнивая переводы Борис Леонидыча с оригинальным текстом Шекспира, выглядят убедительно. Так же невысокого мнения был Набоков собственно и о собственных стихах Пастернака.

Довлатов иронизирует по поводу Набокова и его отношения к этому награждению Пастернака премией Нобеля:
"Всю жизнь он ненавидел хамство, антисемитизм и цензуру.
Года за три до семидесятилетнего юбилея возненавидел
Нобелевский комитет". http://lib.ru/DOWLATOW/ogonek.txt


Продолжение темы: ДОКТОР МЕРТВАГО - премия Нобеля от ЦРУ http://to3men.livejournal.com/25096.html


ПУЛЬС ТОЛПЫ (II)



Стих хорош. В этом же 1933 году поэт пишет стих о котором "что-то такое слышали" даже люди не интересующиеся поэзией (да и вообще ничем ни интересующиеся кроме #кушатькакатьотдыхатьтрахать).

Пастернак, выслушав его сказал дословно: «То, что Вы мне прочли, не имеет никакого отношения к литературе, поэзии. Это не литературный факт, но акт самоубийства, которого я не одобряю и в котором не хочу принимать участия. Вы мне ничего не читали, я ничего не слышал, и прошу Вас не читать их никому другому». Испуганный Пастернак. Позже на допросе Мандельштам скажет дословно, что :"Мы живем под собою не чуя страны " - документ не личного восприятия и отношения, а документ восприятия и отношения определенной социальной группы, а именно части старой интеллигенции, считающей себя носительницей и передатчицей в наше время ценностей прежних культур."

Кремлевский горец был точен в интонации: «Изолировать, но сохранить…». Изолировали ... сохранили. Трехлетняя передышка в Воронеже. Поэзия в своем высшем проявлении это всегда феномен языка, а не идеи, поэтому Мандельштаму мало что светило в смысле попыток воспеть вождя и строящуюся новую жизнь. И "Ода Сталину" и еще пару странных попыток воронежского периода воспеть вождя и новый строй были явными провалами со всех точек зрения.
В 1937 году ссылка в Воронеж закончилась формально, но на самом деле социальная изоляция стала еще ощутимее и одиночество сгустилось как зимние сумерки - ни работы, ни денег, ни своего угла и все меньше домов куда можно придти за помощью. Май 1938 год - повторный арест.

закончу...