to3men (to3men) wrote,
to3men
to3men

Коза кричала нечеловеческим голосом



«В пять часов утра как всегда пробило подъем – молотком об рельс у штабного барака...»

Так начинает Александр Солженицын свой «Один день Ивана Денисовича». Лагерная тематика проходит лейтмотивом через все творчество нобелевского лауреата 1970 года. А уж этот рассказ некоторыми литературоведами записан в число десяти произведений, изменивших мир. Солженицевская правда видна и в некоторых его мыслях, дошедших до нас через интервью и воспоминания людей, знакомых с Солженицыным. На меня они производят впечатление козьего крика, и никак не походят на рассуждения человека, который называл себя патриотом своей страны.

В качестве примеров, приведу вам высказывания писателя, имевшие место в эмигрантский период и уже в тот момент, когда мы о нем узнали «правду» и начали воспринимать его не иначе, как «соль земли русской»:

"Я изучил всю историю островов с XII века. Не наши это, Борис Николаевич, острова. Нужно отдать". – Из разговора с Борисом Ельциным о судьбе курильских островов. Что ж, многое можно Борису Ельцину вменить , но земли он не разбазаривал

Говоря в 1975-м году о результатах Великой Отечественной войны, Солженицын заметил следующее: «если бы пришельцы не были так безнадежно тупы и чванны, вряд ли нам пришлось праздновать двадцатипятилетие российского коммунизма» и там же добавляет «для народа ничего трагического не произошло бы...Поменяли бы усы, на усики всего-навсего».

Кроме этого , на этапе своей эмигрантской деятельности Солженицын выступал, как разжигатель войны, критикуя американское правительство за медлительность в борьбе против коммунизма. «И это при наличии атомной бомбы» - сетовал он.

В его биографии отчетливо видится одна историческая несправедливость. Это присуждение, а после и получение нобелевской премии. Если с присуждением премии нам все ясно – нобелевский комитет в эпоху холодной войны готов был наградить всякого демида, который примерит на себя роль жертвы коммунистического режима. То вопрос, почему ему позволили забрать награду и выпустили из страны человека, которого можно подозревать в предательстве Родины и связях с ЦРУ, -- является вопросом, на который сложно дать однозначный ответ. Решение принимал Юрий Владимирович Андропов и не до конца понятно, чем он руководствовался, давая распоряжение выпустить Солженицына из страны, тогда как вопрос можно было легко закрыть по «пастернаковскому» сценарию. Был и другой сценарий, предложенный Николаем Анисимовичем Щелоковым - министром внутренних дел СССР и человеком близким Брежневу:

Из записки Николая Щелокова к Леониду Брежневу от 7 октября 1971 г.: «В истории с Солженицыным мы повторяем те же самые грубейшие ошибки, которые допустили с Борисом Пастернаком... не следует препятствовать ему выехать за границу для получения Нобелевской премии. Ни в коем случае не стоит ставить вопрос о лишении его гражданства. Солженицыну нужно срочно дать квартиру, прописать. Проявить к нему внимание. С ним должен поговорить кто-то из видных руководящих работников, чтобы снять у него весь тот горький осадок, который не могла не оставить организованная против него травля. Бороться за Солженицына, а не против Солженицына.

Согласитесь, в этом что-то есть. Если коза недовольна и кричит во весь голос, вероятнее всего она просто голодна. И руководство СССР должно было предвидеть то, что именно удовлетворение потребностей Солженицына в совокупности с утешением его тщеславия позволят выйти из этой ситуации с минимальными потерями для страны.

Но Андропов выбрал другой сценарий.

В результате, 13 февраля 1974-го года решением Андропова Солженицына лишают советского гражданства и высылают из страны. Писатель получает нобелевскую премию, дожидавшуюся его четыре года и продолжает заниматься антисоветской деятельностью. Лучшей раскрутки придумать трудно, Голливуд отдыхал , мы сделали всё сами.

Набоков на вопросы о лауреате-соотечественнике, неизменно уклоняясь от прямых оценок солженицыных опусов, сетовал на большое количество орфографических ошибок в письме полученном от Солженицына. На письмо Набоков не ответил.
А вот интересное мнение одного американского дипломата о нобелевском лауреате:

"Солженицын создавал трудности для всех, имевших с ним дело... Первые варианты его рукописей были объемистой, многоречивой сырой массой, которую нужно было организовывать в понятное целое... они изобиловали вульгаризмами и непонятными местами. Их нужно было редактировать. Редакторы и вдохновители нашлись, ибо по всем параметрам Солженицын подходил для схемы создания "писателя" в рамках подрывной работы против СССР. "Операция Солженицын" ЦРУ строилась на полном отрицании советского строя, того, что дорого всем советским людям".— это слова Дж. Бима, работавшего послом США в России в 60-е – 70-е годы.

Что же... Если поверить в эти слова, можно смело ставить клеймо «предатель».

Может это и так, а может Солженицын и не занимался всю жизнь тем, чтобы выгоднее себя продать. И действительно надо было Ленинград переименовать в Неваград, как он предлагал?) Может он на самом деле «соль и правда земли русской»? Если да, то почему практически всякое его высказывание ассоциируется у меня с козиным блеянием?

А жить то нужно было не по лжи как знает теперь солженицын. От нас добавлю : Особенно в России


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments